sansway логотип
сайт Калки
Статьи >>

Айда-йога

Г.И. Гурджиев называл свое учение Айда-йогой. Это самый быстрый, но и самый сложный путь достижения просветления. Помимо того, что написал Успенский в книге «Поиски чудесного», танцев и других физических упражнений, эта йога включает в себя другие очень интенсивные способы обучения.

Одно из них — это постоянное освоение новых видов работы, деятельности. Когда человек осваивает новую профессию, ему постоянно приходится находиться в интеллектуальных частях центров: он должен быть более внимательным, более пробужденным. Когда же профессия освоена, человек начинает делать все механично и засыпает.

Поэтому, как только человек осваивал новую работу, Г.И. Гурджиев давал ему новое задание: делать то, чего он еще не умеет делать, осваивать постоянно что-то новое, особенно то, что дается с трудом, ибо это больше всего пробуждает человека, заставляя его задействовать больше сил и способностей. То же самое касалось танцев и упражнений: если человек осваивал какое-то упражнение, ему давалось новое, чтоб ничто не становилось механичным, и постоянно приходилось делать сознательное усилие.

Особенно сложным для освоения и самым эффективным было обучение через создание ситуаций, которые бы сильно затронули эмоции человека, особенно когда человек этого не ожидает. Например, Г.И. Гурджиев мог начать ругать ученика, когда тот сделал все правильно и ожидал за это похвалу. Воспринять это было очень сложно, так как это казалось несправедливым и неправильным, но тем было лучше для духовной практики. Таким образом, человек должен был приложить более сознательное усилие, чтоб справиться с возникающими при этом негативными эмоциями, с ложью о справедливости и том, что должно быть правильно и не правильно.

При этом Г.И. Гурджиеву приходилось быть очень хорошим актером. Он разыгрывал гнев, раздражение, презрение, равнодушие и т.п., и казался очень гневливым и невыносимым человеком.

Такой метод обучения через ситуации был известен с глубокой древности. Например, он практиковался в Дзен-буддизме, когда мастер даже мог отрубить палец ученику, чтоб он пережил Сатори. Этим методом пользовался и Христос: даже из своей смерти он сделал целую театрализованную мистерию, где все ученики должны были сознательно сыграть свои роли, включая и Иуду, которому досталась самая трудная роль предателя.

Традиция обучения через трудные ситуации восходит к самому сотворению этого мира, так как наш физический мир создан Богом как большая школа, в которой Господь обучает каждого из нас через обстоятельства нашей жизни, через трудности, необходимость изучать что-то новое, через  зло и несправедливость, необходимость отличать правду ото лжи, болезнь и смерть близких, через утраты и потери.

Жизнь как бы состоит из темных и светлых полос, созданных плохими и хорошими аспектами планет. На хороших аспектах мы можем отдохнуть, накопить силы, а на плохих возникают обучающие ситуации в виде тех или иных трудностей жизни. В масштабах общества обучающие ситуации – это войны, революции, эпидемии болезней, голод и т.п.

Из-за того, что жизнь – это школа Бога, невозможно сделать так, чтоб не было войн, зла, болезней, преступности, создать светлый духовный мир. Все светлое, духовное, мир, где нет войн, насилия, лжи, болезней, старости и других бед физического мира, нас ждет после смерти в тонком плане. Именно там находится рай. А ад – это наша жизнь на Земле.

Но это не значит, что мы должны озлобиться  и прекратить усилия, чтобы сделать этот мир добрее. Наоборот, наша цель, не смотря на все зло на Земле, стараться привнести в него как можно больше любви, сострадания, духовности, добра и помощи нуждающимся. Именно через это идет наше развитие.

Отличие жизни на Земле от школы «Айда-йоги» в том, что в школе дается понимание всего, что происходит. И ситуации идут гораздо чаще, чем в жизни. Из-за этого и развитие идет намного быстрее. А раз оно идет быстрее, то не нужно будет воплощаться очень много раз, чтобы участвовать в войнах, революциях и других тягостных обстоятельствах земной жизни. В школе мы сразу узнаем, что нам надо развить, чтоб постоянно находиться в раю, тонком плане.

Надо обрести в себе Царство Божие, то есть развить любовь, сознание и постоянный контакт с Богом, жить ради помощи людям. Тогда мы осуществим то, чего хочет от нас Бог.

***

Еще одним инструментом Айда-йоги является театр. Но в отличие от обычного этот эзотерический театр не играет социальных пьес, а прежде всего учит человека найти свои роли, свои ложные личности и уметь утрировать их, сыграть, чтоб изучить себя и растождествляться с ними. Затем этот театр учит играть роли других людей, чтобы показать им их. То есть сделать пародию на другого человека, стать для него зеркалом, в котором он сможет лучше увидеть себя, а также учить людей играть те роли, которые у них плохо получаются в жизни. И не просто подражать чему-то внешне, но суметь скультивировать соответствующую этому энергию, чтобы если человек играл святого или Христа, то и сам мог немного стать святым или Иисусом, при этом наблюдая за собой и видя все процессы, которые в нем происходят во время этих нестандартных ситуаций.

***

Развитие человека – это изменение его восприятия, его психики, пробуждение сознания, растождествление с ложью, которую он считал собой. И это все довольно болезненные процессы. Невозможно стать совершенством, валяясь на диване. Нужно усилие, внутренняя борьба с ложной личностью и сном.

Но очень трудно начать эту борьбу в спокойных комфортных условиях. Но когда возникают трудности, стресс, внутренние трения между «да» и «нет», тогда мобилизуются все силы человека. Волей-неволей ему приходится стать пробужденнее. И если в этот момент вместо обиды и проклятий по отношению к источнику проблем человек будет изучать себя, проявлять сверхусилие, работать над пороками, он может достичь очень больших результатов.

Вот почему Г. И. Гурджиев сказал, что революция и все ужасы, связанные с ней, могут помочь в работе над собой. Он специально тянул время, не уезжал с территории, где происходили военные действия, погромы, голод, болезни, чтобы использовать эти тяжелые ситуации как пробуждающее начало, как плацдарм для сверхусилий.

Он спланировал и устроил два перехода через Кавказские горы, организовал работу на территории, где шла война. И даже когда Г. И. Гурджиев обосновался в благополучной и комфортной обстановке Франции, он продолжил создавать искусственные трудности своим ученикам, чтобы продолжить давать им толчки для развития.

Это была изнурительная работа и плохие условия жизни. Минимум еды и сна, отсутствие комфорта, и самое трудное – его постоянные нападки на учеников. Очень часто он обрушивал то на одного, то на другого свой гнев, унижал, высмеивал, оскорблял, несправедливо обвинял. Но все это делалось с целью подтолкнуть человека к работе над собой, пробудить, создать такую ситуацию, чтобы человек мог увидеть темные стороны самого себя, справится с собой, когда захватили негативные эмоции. Если в такой ситуации ученик начинал работать над собой, он мог очень сильно продвинуться в своем развитии. И такое продвижение за 1-2 дня будет гораздо больше, чем 10 лет медитации в пещере.

Но далеко не все могли это правильно воспринять, даже такой талантливый и умный человек, как П. Д. Успенский, не смог понять и принять этот метод, предпочитая философствовать вместо работы над собой, и посчитал Г. И. Гурджиева «загрязненным источником», после того как он стал разыгрывать из себя истеричного и скандального типа.

И многие другие, как и П. Д. Успенский, ушли от Г. И. Гурджиева будучи оттолкнутыми этой игрой, когда он строил из себя вздорного бездуховного человека, дурачился, произнося тосты за идиотов, не отвечал на философские вопросы и вел себя очень вызывающе, совсем не так, как желали видеть люди. Этим он устраивал для них ситуацию, в которой они должны были отличить внешнее от внутреннего, сущность человека от тех ролей, которые он играет.

На это оказались способны немногие, но именно такие испытания, как ни что другое, могло помочь ученику увидеть себе реального и проработать в себе множество лжи и предубеждений, научится владеть своей психикой, несмотря ни на какие внешние влияния сохранять осознанность и полное самообладание.

В то же время страдание других существ нам для того дано видеть, чтобы мы пробудили в себе сострадание, сочувствие, милосердие, любовь к ним, переставали быть эгоистами и стали помогать им, объединялись  со всем миром в любви, сострадании. Помощь существам, оказавшимся в беде, стоит 1000 формальных молитв в церкви, ибо возвышенные эмоции – это то, к чему мы должны прийти в результате всей работы над собой. Это второй сознательный толчок в октаве впечатлений.